Бизнесмен Олег Хусаенов: «Сильному везет. Очень сильному сильно везет»

Написано Илья Прохоров

Интервью Председателя Совета директоров «Атлант-М» журналу «Большой»

Олег Ху­са­енов — зна­ковая пер­со­на для бе­лорусс­ко­го биз­не­са. Он — яр­кий при­мер то­го, что всё воз­можно при лю­бых ус­ло­ви­ях. Ос­та­вив свою долж­ность в хол­динге «Ат­лант-М», год на­зад он бук­валь­но ого­рошил но­востью о том, что на­чина­ет раз­ви­вать но­вое де­тище — ин­вести­ци­он­ный фонд «Зубр Ка­питал». Ин­те­рес­но, что в этом го­ду пра­витель­ство упол­но­мочи­ло «Зубр Ка­питал» предс­тав­лять ин­те­ресы Бе­лару­си в воп­ро­сах по прив­ле­чению ин­вести­ций в стра­ну до 1 ян­ва­ря 2015 го­да. Об этих и дру­гих вы­зовах, об ис­то­рии на­чала и ста­нов­ле­ния биз­не­са Олег Иль­ги­зович расс­ка­зал в ин­тервью «Боль­шо­му».

 
— Мне при­ходит­ся об­щать­ся с са­мыми раз­ны­ми людь­ми из раз­ных сфер жиз­ни, и мно­гие не зна­ют, что «Ат­лант-М» — это бе­лорусс­кая ком­па­ния. Ду­ма­ют, что рос­сий­ская или прос­то не­кая за­пад­ная. 
— Я счи­таю — это хо­рошо, что они так ду­ма­ют. Ког­да вам уда­ет­ся ас­си­мили­ровать­ся на рын­ке, ког­да вас при­нима­ют за сво­его — вы дос­тигли нуж­но­го ре­зуль­та­та. По­тому что вы долж­ны об­ла­дать со­ци­аль­ны­ми ком­му­ника­ци­ями, и в биз­не­се долж­ны быть эф­фектив­ные ком­му­ника­ции с тер­ри­тори­ей. Нуж­но ас­си­мили­ровать­ся. Не­важ­но, от­ку­да и ку­да вы приш­ли. Ког­да мы приш­ли, к при­меру, в Ук­ра­ину, то ста­ли се­бя вес­ти и де­лать биз­нес как ук­ра­ин­цы. Так и го­вори­ли: «Всё. Те­перь мы — ук­ра­ин­цы».
— В Бе­лару­си лю­ди не при­вык­ли ви­деть ус­пешные при­меры биз­не­са. И счи­та­ют, что ус­пешным мож­но стать, толь­ко бу­дучи че­лове­ком, приб­ли­жен­ным к го­сударс­тву. А дру­гие, те, кто не приб­ли­жен­ные, яко­бы не име­ют на это пра­ва. Я с этим в кор­не не сог­ла­сен. Так же, как, нап­ри­мер, мно­гие счи­та­ют, что жур­нал «Боль­шой» — это чья-то фран­ши­за. 
— От­личный при­мер. Я, меж­ду про­чим, то­же так счи­тал. По­ка мне не объяс­ни­ли. И та­ких при­меров на са­мом де­ле мас­са. Кста­ти, ё-мо­биль то­же де­ла­ют бе­лору­сы. Фи­нан­со­вый ди­рек­тор, ге­нераль­ный ди­рек­тор, арт-ди­рек­тор — все они бе­лору­сы. Нас­коль­ко они смог­ли прод­ви­нуть­ся, по­ка не­понят­но. Но то, что они дви­га­ют­ся, — это уже хо­рошо.
— Да­вай­те о том, как вы на­чина­ли раз­ви­вать­ся в пе­ри­од пер­во­го ко­опе­рати­ва. Ду­мали ли вы о том, как бы сло­жилась ва­ша судь­ба, ес­ли бы то пер­вое предп­ри­ятие не бы­ло ус­пешным? Ос­та­лись бы вы в биз­не­се или пе­рек­лю­чились на что-то дру­гое?
— Я бы сто про­цен­тов ос­тался. Ког­да мы на­чина­ли, вре­мя бы­ло очень ин­те­рес­ное. Это бы­ло вре­мя гло­баль­ных пе­ремен. Не­дав­но смот­рел фильм «Кру­шение Со­ветс­ко­го Со­юза». И вся ис­то­рия на­чала на­шего биз­не­са яр­ко всплы­ла пе­ред гла­зами. Вспом­ни­лось вре­мя раз­ва­ла Со­юза. Тог­да серьез­ную роль в том, как все скла­дыва­лось, иг­рал Гор­ба­чев. К не­му я ис­пы­тываю двой­ствен­ные чувс­тва. С од­ной сто­роны, он до­пус­тил раз­ру­шение Со­ветс­ко­го Со­юза, а я счи­таю, что это бы­ла боль­шая ве­ликая стра­на, в ко­торой я ро­дил­ся и жил… С дру­гой сто­роны, Гор­ба­чев дал ле­галь­ную воз­можность та­ким, как я, за­нимать­ся биз­не­сом. По­тому что до его пе­ремен за за­нятие биз­не­сом све­тила уго­лов­ная статья. И ког­да я уви­дел те пе­реме­ны, ко­торые про­ис­хо­дили, то прос­то по­чувс­тво­вал, что это мое. К то­му мо­мен­ту я два го­да дол­жен был от­ра­ботать на за­воде в ка­чест­ве мо­лодо­го спе­ци­алис­та по расп­ре­деле­нию. Я от­ра­ботал, и ров­но на сле­ду­ющий день по окон­ча­нии двух­летне­го расп­ре­деле­ния, я по­дал за­яв­ле­ние об уволь­не­нии. Еще не бы­ло ни фир­мы, ни мыс­лей о том, чем я бу­ду за­нимать­ся. Не бы­ло ни­чего. Но я знал, что все рав­но уй­ду. И, в прин­ци­пе, в ян­ва­ре это­го го­да, по­меняв долж­ность ге­нераль­но­го ди­рек­то­ра «Ат­лант-М» на пост ге­нераль­но­го ди­рек­то­ра «Зубр Ка­питал», я со­вер­шил точ­но та­кой же пос­ту­пок. По­тому что «Зубр Ка­питал» — это еще толь­ко про­ект.
— Но на­работ­ки у вас уже бы­ли ка­кие-то?
— Ко­неч­но. Мы сде­лали пер­вый фонд пу­тем сли­яния всех не­ав­то­мобиль­ных ак­ти­вов «Ат­лант-М». Я по­доб­рал ко­ман­ду. Но мне бы­ло не­ин­те­рес­но ухо­дить ра­ди то­го, что­бы струк­ту­риро­вать но­вый биз­нес. Для ме­ня всег­да ин­те­ресен, в пер­вую оче­редь, вы­зов. Ин­те­рес­но де­ло, ко­торое ка­жет­ся не­подъем­ным. Двад­цать лет на­зад, по­кинув За­вод хо­лодиль­ни­ков, я по­нял, что смо­гу за­нимать­ся биз­не­сом. Тог­да бы­ло не обя­затель­но хо­дить на за­вод с 8 до 6, и я мог пол­ностью пос­вя­тить се­бя сво­ему де­лу. Наш пер­вый ко­опе­ратив был не столь­ко биз­не­сом, сколь­ко при­работ­ком ин­же­неров. Хо­роший при­рабо­ток — до 500% от зарп­ла­ты. Ка­кие-то азы я там ус­во­ил, но это был лишь про­об­раз биз­не­са.
— В те го­ды не бы­ло ка­кой-то сис­те­мы взгля­дов на биз­нес. Как вы приш­ли к то­му, что биз­нес на­до струк­ту­риро­вать? Опи­рались ли вы на за­пад­ные прин­ци­пы ра­боты?
— Ко­неч­но, опи­рал­ся. У ме­ня книж­ки бы­ли: «Как де­лать биз­нес в Ев­ро­пе», «Как вес­ти биз­нес в США», «Ус­пешная карьера ме­нед­же­ра» и так да­лее. Я все эти книж­ки чи­тал. Это сей­час я на них смот­рю свы­сока. А тог­да я зна­ния по кру­пицам со­бирал. Кро­ме это­го, у ме­ня бы­ло хо­рошее ба­зовое об­ра­зова­ние ави­ацион­но­го инс­ти­тута. А чем по­хожа ра­бота ави­аком­па­нии и лю­бого биз­не­са? Тем, что ави­аком­па­ния долж­на ра­ботать, как ча­сы. По­это­му там все про­писа­но и все за­рег­ла­мен­ти­рова­но. Хо­чешь по­чинить са­молет — все чет­ко про­писа­но, что, сколь­ко, где и как нуж­но де­лать. В биз­не­се мне эти зна­ния очень силь­но по­мог­ли. Я по­нимал, что все мож­но де­лать на эн­ту­зи­аз­ме, экс­пром­том. А мож­но сде­лать все чет­ко по инс­трук­ции. Хо­чешь соз­дать что-то веч­ное — на­пиши инс­трук­цию. И мы на­чина­ли пи­сать инс­трук­ции. Сна­чала по на­итию. Тог­да бы­ло вре­мя, ког­да мож­но бы­ло за­нимать­ся всем и вся. Кон­ку­рен­ции прак­ти­чес­ки не бы­ло. Хо­тя ее и сей­час нет. Но тог­да ры­нок про­щал ошиб­ки. На сво­их ошиб­ках и учи­лись. Тут же по­нима­ли, что де­лать бу­дем, а что — нет. А ког­да по­яви­лись пер­вые день­ги, ста­ли по­купать уже нас­то­ящих спе­ци­алис­тов в этой сфе­ре. Тог­да мы по­няли, что ког­да ком­па­ния дос­ти­га­ет оп­ре­делен­но­го уров­ня, вы долж­ны быть в сос­то­янии на­нять про­фес­си­она­лов, ко­торые отс­трук­ту­риру­ют биз­нес.
 — Нас­коль­ко близ­ки за­пад­ные стан­дарты биз­не­са на­шему мен­та­лите­ту, и нас­коль­ко их на­до адап­ти­ровать к на­шей ре­аль­нос­ти?

— Я бы не на­зывал стан­дарты биз­не­са за­пад­ны­ми. Ска­жем, есть за­коны ма­тема­тики. Ма­тема­тика вез­де од­на и та же. На­ходи­тесь вы в арабс­ком ми­ре или в вос­точно­ев­ро­пей­ском. Так же и ос­но­вы биз­не­са вез­де оди­нако­вы. Лю­бой ди­рек­тор дол­жен уп­равлять оп­ре­делен­ны­ми ви­дами ре­сур­сов: фи­нан­са­ми, рын­ком, пер­со­налом, ай-ти стра­теги­ей, биз­нес-про­цес­са­ми. И не важ­но, где вы, в Ев­ро­пе или Аме­рике. Даль­ше это нак­ла­дыва­ет­ся на мен­таль­ность лю­дей. Ког­да вы уп­равля­ете день­га­ми, у вас нет проб­лем. Вам нуж­но соз­да­вать до­бав­ленную сто­имость и на ее ос­но­ве де­лать при­быль. Есть ка­кие-то ог­ра­ниче­ния в арабс­ком ми­ре, нап­ри­мер. Вы не мо­жете да­вать в долг, ибо Ко­ран зап­ре­ща­ет. Но вы мо­жете и их обой­ти. Нап­ри­мер, вой­ти в до­лю. А с точ­ки зре­ния уп­равле­ния пер­со­налом вот здесь уже иг­ра­ет мен­таль­ность и куль­ту­ра на­родов. И вот это на­до учи­тывать. Чем быст­рее ас­си­мили­ру­етесь в той стра­не, где ве­дете биз­нес, тем лег­че вам бу­дет вес­ти биз­нес.
У ме­ня есть друг, у не­го дос­та­точ­но ус­пешный те­леком­му­ника­ци­он­ный биз­нес в Санкт-Пе­тер­бурге. Он там один из ли­деров и ре­шил на­чать биз­нес в Ка­захс­та­не. По­ехал ту­да. Я при­ехал к не­му в гос­ти. И что я ви­жу: он хо­дит там в курт­ке Bri­oni, кос­тю­ме Bri­oni, кеп­ке Bri­oni. По­тому, что в Ка­захс­та­не этот бренд сим­во­лизи­ру­ет ус­пех. Он оде­ва­ет­ся так, по­тому что есть оп­ре­деле­ние «свой/чу­жой» по внеш­ним приз­на­кам. А этот че­ловек, к сло­ву, был очень да­лек от брен­да Bri­oni. Но ни­чего, пе­решаг­нул че­рез собс­твен­ные взгля­ды и ас­си­мили­ровал­ся.
— Мно­гие лю­ди по­луча­ют сей­час за­пад­ное об­ра­зова­ние. При­ходят ра­ботать в бе­лорусс­кие ком­па­нии и стал­ки­ва­ют­ся с тем, что их на­выки не ра­бота­ют в на­ших ус­ло­ви­ях. Нас­коль­ко за­пад­ное об­ра­зова­ние со­чета­ет­ся с на­шей ре­аль­ностью?
— Хо­роший воп­рос, неп­ростой воп­рос. С од­ной сто­роны, уве­рен в том, что об­ра­зова­ние за ру­бежом не­об­хо­димо по­лучать. Но, с дру­гой сто­роны, всег­да нуж­но пом­нить, что об­ра­зова­ние — это тон­кий инс­тру­мент с тон­ки­ми наст­рой­ка­ми. Вы с эти­ми наст­рой­ка­ми мо­жете ча­сы по­чинить. А вот во­доп­ро­вод, где нуж­ны прос­то гру­бые га­еч­ные клю­чи, не удаст­ся на­ладить. И по­это­му ус­пе­хов дос­ти­га­ют имен­но те ре­бята, ко­торые оту­чились там, но транс­фор­ми­ру­ют свои зна­ния с уче­том бе­лорусс­кой дей­стви­тель­нос­ти и не­шаб­лонно под­хо­дят к ре­шению за­дачи. И их взгляд, бе­зус­ловно, ва­жен.
— Гор­ди­тесь ли вы тем, что вам уда­лось до­бить­ся ус­пе­ха в раз­ных стра­нах? 
— «Ат­лант-М» — единс­твен­ная ком­па­ния из ав­то­ритей­ле­ров, ко­торой уда­лось сде­лать боль­шой ры­вок в Рос­сии, Ук­ра­ине и Бе­лару­си. Важ­но, что при этом «Ат­лант-М» яв­ля­ет­ся ли­дером в каж­дой из этих стран и не иг­ра­ет в них вто­рос­те­пен­ную роль. Дру­гое де­ло, что, ес­ли ме­ня спро­сить, а де­лал бы я это так сно­ва, то я бы по­думал. Мо­жет быть, сфо­куси­ровав­шись в од­ном мес­те, мы мог­ли бы до­бить­ся боль­ше­го ус­пе­ха. В Бе­лару­си в лю­бом слу­чае ры­нок нам бы стал те­сен. Ры­нок Рос­сии и Ук­ра­ины зна­читель­но боль­ше.
— Нас­коль­ко в этом биз­не­се ве­лика до­ля уда­чи?
— Я не ве­рю в уда­чу. Я эту ве­ру из спор­та вы­нес. Силь­но­му ве­зет. Очень силь­но­му силь­но ве­зет. Хо­тя с го­дами на­чина­ешь мыс­лить бо­лее фи­лософс­ки. И ду­ма­ешь, что ве­зение, по-хо­роше­му, не по­меша­ет. Уви­деть это ве­зение и вос­поль­зо­вать­ся им — это хо­рошее ка­чест­во. Ес­ли вспо­минать свою ис­то­рию, то я ста­ра­юсь вспо­минать толь­ко уда­чи. Хо­тя и не­удач то­же бы­ло не­мало. Хо­рошее ка­чест­во лю­бого предп­ри­нима­теля — за­бывать про не­уда­чи.
Сей­час смот­рю на сво­их ди­рек­то­ров и по­нимаю, что из них на­иболь­ших ус­пе­хов дос­ти­гали те, кто не расс­чи­тывал на ха­ляву. Они, как кат­ки, — едут все даль­ше и даль­ше.
— А есть ку­да рас­ти ва­шим ди­рек­то­рам?
— Ко­неч­но. Сей­час же есть «Зубр Ка­питал». Мож­но взять под ру­ководс­тво свеч­ной за­водик. Кста­ти, это не шут­ка. Рен­та­бель­ность бо­лее 100 про­цен­тов. Не зря в кни­ге «Зо­лотой те­ленок» го­вори­лось, что го­лубая меч­та — иметь свой не­боль­шой свеч­ной за­водик. 
— Про­шел уже поч­ти год с то­го мо­мен­та, как вы за­яви­ли о на­чале ра­боты фон­да «Зубр Ка­питал». Есть ка­кие-то ус­пе­хи за год? И мог­ли ли они быть боль­ши­ми, ес­ли бы не эко­номи­чес­кая си­ту­ация?

— От эко­номи­чес­кой си­ту­ации на­ши ус­пе­хи сей­час ни­как не за­висят. На дан­ный мо­мент мы го­товим­ся к под­ня­тию вто­рого фон­да. Объяви­ли под­писку, на­чина­ем со­бирать на не­го день­ги.
Нель­зя прос­то так прий­ти в банк или к ин­весто­рам и ска­зать: «Мы та­кие кра­сивые, дай­те нам день­ги». Вы долж­ны чет­ко знать, как вы их вер­не­те. Вто­рой воп­рос: нуж­но объяс­нить, сколь­ко ин­вестор за­рабо­та­ет, вло­жив свои день­ги. Ес­ли про­цент низ­кий, то смыс­ла в этом нет. Даль­ше на­до по­казать, ку­да ты вло­жил за­рабо­тан­ное, как ин­вести­ции бу­дут рас­ти и как бу­дут за­щище­ны от де­валь­ва­ции. На все эти воп­ро­сы нуж­но от­ве­чать чет­ко и яс­но. Вто­рого по­хода к ин­весто­ру под пред­ло­гом: «Из­ви­ните, я в прош­лый раз не под­го­товил­ся» — не бу­дет. В ре­зуль­та­те мы сей­час сде­лали та­кой про­дукт, при ко­тором па­радок­саль­ная си­ту­ация: чем ху­же эко­номи­ка, тем луч­ше для фон­да. Ес­ли с эко­номи­кой все хо­рошо, то нет смыс­ла для про­дажи предп­ри­ятий. Это во-пер­вых. Во-вто­рых, у ин­весто­ров бы­ло бы го­раз­до боль­ше воз­можнос­тей для вкла­дыва­ния де­нег в Бе­лару­си. По боль­шо­му сче­ту, день­ги для Бе­лару­си есть. Дру­гой воп­рос, что нет про­ек­тов, ко­торые мож­но про­финан­си­ровать. И я го­ворю о по­рядоч­ных сум­мах. Есть бан­ки, ко­торые не расс­мат­ри­ва­ют сум­мы ин­вести­ций мень­ше 25 мил­ли­онов. А поп­ро­буй­те при­нес­ти про­ект на 100 мил­ли­онов! Есть 5-6 предп­ри­ятий с пос­то­ян­ной экс­пор­тной вы­руч­кой, ко­торые под­хо­дят под та­кие сум­мы. И боль­ше нет. В этом есть уз­кое гор­лышко для вхож­де­ния де­нег в Бе­лару­си. Вы при­носи­те про­ект на боль­шую сум­му, а по­том он раз­би­ва­ет­ся на не­боль­шие кус­ки. В этом смыс­ле наш фонд — про­вай­дер де­нег.
— Вы соз­да­вали фонд су­губо для ком­мерчес­ких це­лей ли­бо есть ка­кие-то бо­лее вы­сокие це­ли?
— Я, ко­неч­но, не люб­лю вы­соких слов, вро­де: «Сде­лать что-то для стра­ны». Это не обя­зан­ность биз­не­са что-то де­лать для стра­ны. На­ша обя­зан­ность — де­лать что-то для лю­дей, ко­торые у нас и с на­ми ра­бота­ют — сот­рудни­ки, ин­весто­ры, ак­ци­оне­ры. Но, с дру­гой сто­роны, мне нра­вит­ся этот биз­нес. Моя про­фес­сия — де­лать день­ги, и про­дук­том мо­ей де­ятель­нос­ти в ито­ге по­луча­ет­ся при­быль. И я не пой­ду в по­лити­ку, по­тому что там нуж­ны аб­со­лют­но дру­гие ком­пе­тен­ции. Я се­бя на­шел в биз­не­се, мне это очень нра­вит­ся.
— Вы ска­зали, что не ва­ша за­дача — по­могать стра­не. Как вы смот­ри­те на ту сто­рону со­ци­аль­ной от­ветс­твен­ности, ког­да биз­нес мо­жет быть ус­пешным толь­ко с точ­ки зре­ния ус­пешнос­ти об­щест­ва, в ко­тором он жи­вет? Фонд вы де­ла­ете для то­го, что­бы на предп­ри­ятиях мог­ли ра­ботать лю­ди и за­раба­тывать день­ги. Это же все рав­но идет во бла­го об­щих ин­те­ресов.
— Мы все в од­ной лод­ке си­дим. Чем бо­гаче бу­дет каж­дый бе­лорус, тем бу­дет ус­пешнее де­ло, ко­торым я за­нима­юсь. Я все бу­ду де­лать для то­го, что­бы на го­ловы лю­дей не сы­пались дар­мо­вые день­ги, а что­бы эти лю­ди мог­ли за­раба­тывать день­ги и зна­ли, как их за­раба­тывать всег­да. Мне очень вы­год­но, ес­ли Бе­ларусь бу­дет бо­гатеть и бу­дет бо­гатеть каж­дый конк­рет­ный че­ловек в этой стра­не. Не пу­тем бла­гот­во­ритель­нос­ти, а, ут­ри­руя, пу­тем улуч­ше­ния по­ложе­ния за­вода, ко­торый бу­дет вы­пус­кать боль­ше про­дук­ции, и на нем в ито­ге бу­дет ра­ботать в два ра­за боль­ше лю­дей. Глав­ное, что­бы эти лю­ди бы­ли уве­рены, что бу­дут ра­ботать се­год­ня, завт­ра и пос­ле­завт­ра. Это не пус­тые сло­ва. Я по­нимаю, как ра­бота­ет биз­нес. Я, мо­жет быть, не знаю, как шить бо­тин­ки, но я знаю, как пост­ро­ить струк­ту­ру, ко­торая бу­дет про­давать этот про­дукт хо­рошо, ко­торая бу­дет де­лать так, что­бы зарп­ла­та не за­дер­жи­валась.
— В воп­ро­се с бла­гот­во­ритель­ностью: не участ­во­вать в ней — это прин­ци­пи­аль­ная по­зиция?
— Нет. Я участ­вую в бла­гот­во­ритель­нос­ти. Я имею в ви­ду, что са­мое пло­хое — это за­раба­тывать при­быль и по­том тут же раст­ра­чивать ее. Са­мое хо­рошее — по­лучать при­быль, ин­вести­ровать ее во что-то дру­гое. Там лю­ди на­чина­ют за­раба­тывать день­ги. Лю­ди, ко­торые ра­бота­ют со мной, всег­да хо­рошо за­раба­тыва­ют.
— И есть ли у нас шанс здесь сде­лать неч­то на­укоем­кое, что даст нам воз­можность «выст­ре­лить» в даль­ней­шем?
— Шанс всег­да есть. Дру­гой воп­рос, смо­жет ли, к при­меру, бе­лорусс­кая крем­ни­евая до­лина пе­рек­рыть аме­риканс­кую? Не смо­жет. Единс­твен­ное, что Бе­ларусь мо­жет, — это пос­мотреть вни­матель­но на то, что не мо­жет не де­лать­ся ниг­де. Не сек­рет, что наш парк вы­соких тех­но­логий — это ог­ромное офф­шор­ное прог­рамми­рова­ние. И ес­ли пос­мотреть — очень удач­ная ни­ша. Прог­раммис­ты бе­лорусс­кие дос­та­точ­но ква­лифи­циро­ваны и мо­гут по­тягать­ся со сво­ими кол­ле­гами в США и Ев­ро­пе. Это очень удач­ный при­мер. Дру­гой воп­рос, есть ли у это­го стра­теги­чес­кие перс­пек­ти­вы. Вдруг там где-то в Бра­зилии соз­да­дут­ся та­кие же кон­ку­рен­ты? Сле­ду­ющий этап пар­ка вы­соких тех­но­логий — на­до соз­да­вать свои про­дук­ты под сво­им брен­дом. Перс­пек­ти­вы есть. На­до ис­кать свою ни­шу и в этой ни­ше дей­ство­вать по за­конам, что ра­бота­ют во всем ми­ре. — А ес­ли расс­мат­ри­вать в ка­чест­ве при­мера фар­ма­цев­ти­ку? То есть по­бедит та фар­ма­цев­ти­чес­кая ком­па­ния, ко­торая пер­вой раз­ра­бота­ет про­дукт, ко­торый по­бедит рак или СПИД?

— На За­паде уже от­ка­зались от то­го, что у круп­ных кон­цернов есть свои под­разде­ления, ко­торые мо­гут де­лать про­рыв­ные ле­карс­тва. У них есть ла­бора­тории, ко­торые пос­то­ян­но улуч­ша­ют су­щест­ву­ющие про­дук­ты, ра­бота­ют над их мо­дер­ни­заци­ей, де­ла­ют их бо­лее бе­зопас­ны­ми. Но в ос­новном глав­ный век­тор этой ра­боты — мар­ке­тин­го­вый. А про­рыв­ные тех­но­логии в борь­бе с ра­ком и СПИ­Дом де­ла­ют ма­лень­кие ла­бора­тории, ко­торые не яв­ля­ют­ся при­быль­ны­ми. На­ходят гран­ты, взно­сы и де­ла­ют. По­том их уже по­купа­ют круп­ные кон­церны. И, ко­неч­но же, на­ша фар­ма­цев­ти­ка, с этой точ­ки зре­ния, не мо­жет с ни­ми кон­ку­риро­вать. У нас нет дос­ту­па к та­ким день­гам.
По­это­му от­ве­чаю на воп­рос: «Мож­но ли сде­лать про­рыв в фар­ма­цев­ти­ке?» Мож­но! Ес­ли со­берут­ся хи­мики-эн­ту­зи­ас­ты и на пол­ном эн­ту­зи­аз­ме что-то сде­ла­ют ве­сомое, то их, ско­рее все­го, ку­пят. И, ско­рее все­го, не бе­лорусс­кие ком­па­нии.
— Расс­ка­жите об ос­новных прин­ци­пах, на ко­торых бу­дет стро­ить­ся ра­бота Фон­да.
— Ког­да мы его соз­да­вали, мы ни­чего не при­думы­вали, а ос­но­выва­лись на том, как ра­бота­ет сис­те­ма по­доб­ных фон­дов. Есть фонд. Под не­го мы ищем ин­весто­ров. Объяв­ля­ет­ся под­писка. При этом есть пре­дель­но жест­кие сро­ки. Ес­ли день­ги не соб­ра­ли — под­писка не сос­то­ялась. Зак­ры­тие — это зна­чит, что соб­ра­ли день­ги и боль­ше они не при­нима­ют­ся. Даль­ше идет по­сев — мы эти день­ги се­ем в ком­па­нии, даль­ше че­тыре го­да вы­ращи­ва­ем, даль­ше два го­да вы­ходим и еще год возв­ра­ща­ем. Ито­го, этот цикл мо­жет длить­ся от се­ми до де­сяти лет, пос­ле ко­торых ин­вестор по­луча­ет день­ги на­зад. Что­бы не ожи­дать день­ги так дол­го, мы отк­ры­ва­ем фонд но­мер два. По­том фонд но­мер три. И так да­лее.
Стра­тегия вто­рого фон­да ра­дикаль­но от­ли­ча­ет­ся от стра­тегии пер­во­го. В пер­вом мы по­лага­лись на то, что быст­рее все­го рас­тет: те­леком­му­ника­ции, софт, бан­ковс­кую де­ятель­ность, фар­ма­цев­ти­ку. Как по­каза­ла прак­ти­ка — мы не ошиб­лись. Стра­тегия вто­рого фон­да не за­вяза­на на внут­ренних рис­ках. У Бе­лару­си есть шанс быть сбо­роч­ным за­водом для еди­ной та­можен­ной тер­ри­тории. То, что сде­лали еди­ное та­можен­ное прост­ранс­тво, — для нас уда­ча. У нас те­перь про­ис­хо­дит во­дораз­дел меж­ду За­падом и Вос­то­ком. У Бе­лару­си есть все шан­сы стать сбо­роч­ным кон­вейером. И мы как раз та­ки бу­дем ин­вести­ровать в предп­ри­ятия, спо­соб­ные про­из­во­дить кон­ку­рен­тоспо­соб­ную про­дук­цию для рын­ка Ка­захс­та­на и Рос­сии.
— А эти предп­ри­ятия ждут вас, или ту­да нуж­но про­бивать­ся?
— Нас ник­то не ждет. Воп­рос зак­лю­ча­ет­ся в сле­ду­ющем: все го­ворят об ин­вести­ци­ях, но ник­то к ним не го­тов. Что­бы по­лучить лю­бую ин­вести­цию, на­до взять лю­бой бан­ковс­кий кре­дит. Прий­ти и при­нес­ти биз­нес-план, по ко­торо­му вид­но, ку­да вы кла­дете день­ги и как вы по­лучи­те но­вую про­дук­цию. Как вы по­том ее про­дади­те, как вы по­лучи­те вы­руч­ку, вер­не­те кре­дит и при­быль по­лучи­те. Боль­шинс­тво предп­ри­ятий бе­рет кре­дит в кас­со­вый раз­рыв. При этом воп­рос: «Ку­да про­давать» — час­то ста­вит в ту­пик.
— Но из тех бо­лее чем 200 предп­ри­ятий, что го­сударс­тво выс­та­вило…
— Для нас предс­тав­ля­ют ин­те­рес 32. Здесь же мы в од­ной лод­ке с го­сударс­твом. Оно не за­ин­те­ресо­вано, что­бы все при­еха­ли в Минск и здесь си­дели. Го­сударс­тво за­ин­те­ресо­вано, что­бы в ре­ги­онах бы­ли креп­кие предп­ри­ятия. Мы по­купа­ем предп­ри­ятие, что­бы раз­вить про­из­водс­тво в нес­коль­ко раз, по­тому что толь­ко так бу­дет рас­ти его сто­имость. Даль­ше мы с ди­рек­то­рами по­пыта­ем­ся сос­та­вить мо­дель и по­несем го­сударс­тву ин­вести­ци­он­ный план.
— Мно­гие го­ворят, что в Бе­лару­си го­сударс­тво ме­ша­ет де­лать биз­нес.
— Лю­бое го­сударс­тво не стре­мит­ся по­могать. Это воп­рос от­но­шений. Бе­лору­сы так го­ворят, по­тому что не жи­ли в Ук­ра­ине. Ук­ра­ин­цы го­ворят так, по­тому что не жи­ли в Рос­сии. Есть ми­нусы, но есть ог­ромные плю­сы. Го­сударс­тво соз­да­ло та­кую си­ту­ацию в стра­не, что кон­ку­рен­ции здесь прос­то нет. За это ему мож­но ска­зать толь­ко «спа­сибо».
— Мо­жет ли си­ту­ация сло­жить­ся так, что фонд вам на­до­ест, как иг­рушка, и есть ли у вас идея на бу­дущее?
— Здесь я мос­ты свои сжег, у ме­ня дру­гих идей нет. Я ли­бо здесь шею сло­маю, ли­бо добьюсь сво­его.
— А как подс­ка­зыва­ют внут­ренние ме­ханиз­мы?
— У ме­ня сей­час та­кие же ощу­щения, как ког­да я вы­шел с про­ход­ной За­вода хо­лодиль­ни­ков. Ог­ромные воз­можнос­ти и уве­рен­ность в се­бе.

Об авторе

Илья Прохоров

Илья Прохоров, пресс-секретарь "Атлант-М"

Оставить комментарий